Окунаясь в Историю Индии - Золото Маурьев (321-187 до н.э.)

Как это часто случается в истории, плоды деятельности Махапад- мы достались не его потомкам, 8 сыновьям, после смерти отца развязавших междоусобную войну, а постороннему лицу — обедневшему кшатрию Чандрагупте Маурье (321-297 до н.э.). Ему удалось создать одну из величайших индийских империй из-за стечения счастливых обстоятельств. Во-первых, на северо-западе Индии после отхода войск Александра Македонского, с которым по преданию Чандрагупта встретился один раз, возник вакуум власти. Во-вторых, политическая опора империи Нандов была непрочной из-за недовольства правящих классов. В-третьих, в лесах Виндхья в Центральной Индии он встретил амбициозного брахмана Каутилью или Чанакью, автора знаменитого труда по политической экономии Артхашастры.

Рассорившись с одним из сыновей Махападмы Каутилья бежал в центральную Индию, где вынашивал планы мести. Деньги для предприятия по захвату власти они раздобыли, обнаружив клад, после чего, поделив роли (Каутилья из-за физического изъяна не имел возможности воевать), сколотили наемную армию, с чьей помощью постепенно стали сжимать кольцо вокруг Паталипутры. В 324-322 годах до н.э. кольцо замкнулось. Новые правители страны создали бюрократическую империю, которая жестко контролировала экономику и содержала изощренную тайную полицию для борьбы с инакомыслием. Чтобы подвести идеологический базис для своих завоеваний и держать в смирении подданных, императорам нужна было новая религия, и они обратились к популярным сектам того времени. Историки джайнизма утверждают, что Чандрагупта принял эту религию ненасилия, но греческие посольства не подтверждают их версию, сообщая о кровавых жертвоприношениях и страсти императора к охоте. Джайнизм не выдержал испытания властью, расколовшись к тому же на секты дигамбара и светамбара, и наследники Чандрагупты обратились к буддизму.

В 269 году до н.э. к власти в Магадхе, после обычной трехлетней междоусобной войны с братьями, пришел Ашока (269-232 до н.э.) известный по своим надписям как Деванампийя Пиядасси, что переводится как «любимец богов, благороднейший из людей». Вначале возлюбленный богов показал невиданную военную прыть и жестокость, уничтожая врагов без счета и включая их земли в состав своей империи. В 260 году до н.э. наступило раскаяние, когда солдаты его армии истребили 100,000 жителей королевства Калинга в Ориссе и обратили в рабство еще 150,000. Реакция Ашоки была поразительной — в знаменитых 14 каменных эдиктах из Даули (Орисса) он провозглашает свой отказ от войны и насилия как решение споров между людьми и завещает своим потомкам думать не о завоеваниях меча, а о завоеваниях духа, следуя Дхарме (праведным законам). Мирная буддистская доктрина удачно вписалась в идеологию пережившего духовное обновление императора, она обожествила его как живого чакравартина, правителя вселенной, Мандалы древних текстов, страны от моря до моря. Буддистские концепции успешно помогли правящей верхушке империи контролировать поведение своих новых подданных и заниматься пропагандой. Политический прагматизм и имперское видение Ашоки, наряду с его гуманностью, благодушием и толерантностью отмечают его как выдающегося политического деятеля и реформатора, намного опередившего свое время.

Расцвет культуры при Ашоке был поразительным. Пытаясь донести послание веры до отдаленных уголков земли, Ашока снаряжал посолов в соседние страны, строил дороги, по которым отправлялся в многочисленные паломничества, ставил везде стелы, ступы, колонны, на которых шрифтом брахми, возникшем в предыдущую эпоху развития торговли, приказывал вырезать свои прокламации, что увеличивало грамотность. Буддизм спешил оставить о себе память, так как не имел возможности существовать как Веды в массовом сознании или как брахманизм, довольствовавшийся священными рощами и гатами водоемов для проведения ритуалов. От простых кирпичных и деревянных построек буддизм перешел к строительству долговечных каменных сооружений с изощренным декором из созданного символического ряда. Наглядность новой религии помогала вербовать новых сторонников.

Тем не менее, единой религии оказалось недостаточно, чтобы скрепить рыхлую военизированную империю, не имевшую еще тесных экономических связей между отдаленными частями. После смерти Ашоки в 232 году до н.э. его потомки стали оспаривать другу друга власть в аталипутре, а провинциальные губернаторы стали провозглашать Зависимость. Вторжения из Средней Азии убыстрили процесс раздала и в 187 году до н.э. последнего Маурью царя Брихадратху (194- 187 до н.э.) свергает его генерал из брахманского рода Пушьямитра Шунга (187-151 до н.э.). Династию Шунга (187-75 до н.э.) таким же образом свергает семья главного министра — дом Канва (75-30 до н.э.), но с 30 года до н.э. Магадха подпадает под власть правителей из западной Индии, имевших иностранное происхождение.

 

По материалам: http://x250.ru